Последние новости:

Фукусима - новости

ВконтактеНа Яндексе
На YouTube В Twitter

Пятница, 20.10.2017



/* Фукусима шапка - справа 300[250*/
15:54
Интервью главы МАГАТЭ телеканалу «Вести 24»




- Здравствуйте, мистер Амано!

- Здравствуйте!

- Я рада, что у нас появилась возможность с вами поговорить. Прошел год с момента трагедии. Было действительно сложно понять, что же произошло на самом деле. Какова сейчас обстановка на «Фукусиме-1»?

- Это было крайне серьезное происшествие. Я потратил огромное количество времени и сил, чтобы понять, из-за чего случилось несчастье на «Фукусиме-1», и какие процессы на него повлияли. К счастью, благодаря усилиям со стороны оператора станции – компании TEPCO, правительства, а так же помощи экспертов из других стран процессы в зоне реактора удалось стабилизировать. Сейчас идет так называемая холодная остановка. Но по-прежнему уровень радиации в районе станции очень высокий. Из тех мест жители эвакуированы. Но возможность радиоактивных выбросов строго контролируется. Вот что мы имеем на данный момент.

- А почему все-таки произошла авария?

- Основная причина трагедии – это сильнейшее землетрясение и цунами. Но эта причина не единственная. Естественно, необходимо брать в расчет человеческий фактор и другие моменты, например такие, станция была не рассчитана на подобные природные катастрофы. Из-за последовавшего за цунами землетрясения было прервано электроснабжение станции, в том числе и резервное, на очень долгий период. АЭС оказалась неподготовленная к такому длительному отключению электричества. И сотрудники оказались недостаточно натренированы, чтобы быстро отреагировать во время аварии. В итоге главная причина несчастья – это цунами, но люди и неправильная организация процесса также повлияла на столь плачевные последствия.

- Можно ли считать, что станция попросту устарела?

- Я считаю, что нет взаимосвязи между возрастом постройки и несчастным случаям. Проблема заключается в том, что станция была недостаточно защищена, и при возникновении природного катаклизма дала сбой.

- Какой сейчас уровень радиации, и сколько людей пострадали, если вы владеете данной информацией?

- В тех местах, где над реактором был разрушен защитный купол, попавшие в атмосферу ядовитые вещества создали высокий уровень радиации. Сейчас он постепенно снижается, но все еще достаточно высок для нормального существования в этих областях. В зоне станции и на эвакуированных территориях уровень радиации по-прежнему высок. Но я должен отметить, что ни один человек не умер и не пострадал от данного инцидента или радиоактивности. Много людей, более 100 тысяч человек, были эвакуированы из своих домой или ферм – это конечно доставляет им определенный дискомфорт, но я надеюсь, что как только уровень будет приемлемым, они смогут вернуться в свои дома и фермерские поселения.

- Насколько скоро реально будет устранить радиоактивную опасность?

- Это очень сложно сказать, потому что радиоактивность зависит от района и даже конкретного места. Степень радиоактивности, допустимая для пребывания человека, везде разная. Я не могу точно сказать, как долго люди не смогут вернуться домой. Но одна из задач правительства – это понять, когда и как они смогут вернуться. Впрочем, это зависит и от активности и желания самих людей. Очень важны действия по дезактивации в домах и земельных угодий. МАГАТЭ помогает правительству Японии провести очищение территорий.

- Я была на месте происшествия, и я видела, что люди стараются помочь очистить загрязнённые области, но не особо сильно. Как вы думаете, сколько лет это займет? 25, 50, 100, чтобы люди смогли вернуться в свои дома?

- Я не могу посчитать, но я знаю, что это зависит от определенной области. Сейчас от 20 до 30 километров территорий эвакуировано по распоряжению правительства. Но размер загрязненных территорий меняется, поэтому я думаю, что люди постепенно смогут возвращаться в места, где уровень радиоактивности стал ниже. На некоторых территориях высокий уровень загрязнения может держаться достаточно длительное время, что предполагает большее количество времени для их очищения. Все это зависит непосредственно от конкретного места, и не мне решать, когда люди смогут ввернуться домой. Это решает правительство Японии.

- Как вы считаете, насколько удастся объяснить людям, предположим, через 50 лет, что эта территория безопасна? Они смогут поверить?

- В данном случае очень важно предоставлять людям информацию. Заключения научно-исследовательских центров также очень важны. Сейчас японское правительство ведет регулярный контроль над уровнем радиоактивности, и не только в районах, расположенных рядом с «Фукусимой-1», но и по всей стране. И МАГАТЭ помогает правительству вести контроль и распространять об этом информацию. Доверие людей зависит их информированности. Нам необходимо объяснить людям, что хорошо, а что плохо, повторять это неоднократное количество раз и, естественно, наши слова должны носить открытый характер. И только при условии высокого уровня открытой и гласной информации, люди будут постепенно восстанавливать доверие к правительству и к компании, управляющей станцией.

- По вашему мнению, какой основной урок человечество вынесло для себя после случившейся катастрофы?

- Самый важный урок заключается в том, что индустриальные страны, в том числе и Япония, могут оказаться жертвами такого рода инцидентов. Это означает, что никогда нельзя идти на уступки или останавливаться на половине пути, особенно, что касается таких вопросов как ядерная энергия. После трагедии на «Фукусиме-1» основным вопросом стал вопрос безопасности на всех АЭС, станциях, работающих с радиоактивными веществами.

- В каждой стране?

- Да. Трагедия такого рода на территории одной страны – это трагедия всего мира. Это необходимо обсуждать и ставить безопасность основным приоритетом.

- После аварии на АЭС «Фукусима-1» несколько стран объявили о том, что отказываются от развития атомной энергетики. В частности – Германия. Другие заявили о том, что хотят сделать перерыв. Насколько изменилось отношение к энергии атома в мире?

- Я могу понять, что люди сейчас очень озадачены. Это очень серьезная авария. Он подорвал доверие к технологиям использования ядерной энергии. Доверие – во что пострадало в первую очередь. Но с другой стороны, когда происходят подобные трагедии, люди начинают задумываться о них больше, правительство разных стран начинает извлекать уроки и искать причины. А если мы знаем причины, мы знаем, что нам необходимо делать, что впоследствии мы и делаем. Трагедия была ужасной, конечно, но она подстегнула развитие систем безопасности на АЭС во всем мире. Настолько, насколько раньше и не планировалось.

Я хочу сказать, что производство ядерной энергии постоянно развивается. Темпы конечно ниже, чем были до событий на «Фукусиме-1», но тем не менее все продолжается. Почему это происходит? Потому что базисные основы остались прежними. У нас в мире стремительно меняется климат, а при производстве ядерной энергии не образуются газы, создающие парниковый эффект. Мы хотим безопасного производства, но также задумываемся о его стоимости. Все существующие источники энергии крайне дорогие. А ведь энергия нужна везде. Электроснабжение необходимо везде. Для индустриального развития, для экономического процветания. Поэтому базисные причины не поменялись не до Фукусимы, не после. Единственное, что изменилось – это отношение к вопросам защиты, стало уделяться больше внимания к безопасности, люди переосмыслили случившееся и продолжили дальнейшее развитие.

- Сейчас очень много новых технологий.

- Да.

- Вы настаиваете на том, чтоб страны их внедряли?

- Мы не говорим другим странам, какие технологии они должны выбирать. Это не наша работа. Но, безусловно, происходит тестирование новых технологий в плане безопасности. Я сейчас объясню. Дело в том, что уровень безопасности зависит не только от дизайна сооружения. У каждой страны должны быть жесткие требования безопасности, которые касаются всего – и строительства и управления станцией. Ядерная безопасность – это совокупность огромного числа составляющих, и с каждым днем она должна усиливаться.

-Как вы думаете, люди по-прежнему доверяют ядерной энергии?

- Доверие публики – это самая слабая сторона в производстве ядерной энергии. С другой стороны ядерная энергия обладает большим количеством преимуществ. Это вопрос баланса.

- В первую очередь - это деньги?

- Да, конечно. Также, многое зависит от отношения правительств к производству ядерной энергии, ведь правильные действия меняют представление людей об этом. Мое мнение, безопасность должна стоять на первом месте. Мы никогда не должны идти на поводу ситуаций, если она затрагивают вопросы безопасности.

- Как вы думаете, может ли наступить такой день, когда люди скажут «нет» ядерной энергии? Вообще данному источнику энергии?

- Существуют две основные цели. Первая, мы хотим защитить окружающую среду, вторая, мы хотим восполнять запасы энергии. Там, где есть развитие, там есть успех. Возвращаясь к заданному вами вопросу, осуществление этих двух стремлений, охрана окружающей среды и добыча энергии, одновременно крайне проблематично без использования ядерной энергии.

- В сентрябре прошлого года МАГАТЭ был принят план мер по повышению безопасности АЭС, в чем он заключается?

- В сентябре 2011 года основные члены МАГАТЭ приняли план действий для обеспечения безопасности АЭС. Там 12 положений. Я приведу несколько примеров. У нас были стандарты безопасности ядерных объектов, сейчас мы их пересматриваем. Мы перепроверили актуальность более 100 пунктов и выявили, что более чем на 50 территориях необходимы новые технические требования или же ужесточение уже существующих. Мы отправляем специальные миссии, наши специалисты оценивают уровень безопасности станций. Во всех странах, использующих атомную энергетику, на станциях были проведены стресс-тесты. АЭС должны были выдержать экзамен на устойчивость к цунами, землетрясениям или наводнениям. Все члены МАГАТЭ поддержали этот план действий и основная задача для нас сейчас – это реализация всех его пунктов.

- Каковы новые методы оценки уязвимых мест?

- Например, мы посылаем делегации, куда входят квалифицированные специалисты из разных стран. Они оценивают место расположения станций, общаются с сотрудниками, делятся опытом. И могут предложить какие-то нововведения исходя из своей практики. Или перенять опыт у коллег. За счет взаимодействия представителей различных стран, мы добиваемся полноценного развития технологий безопасности производства атомной энергии.

- Я правильно понимаю, что делегации МАГАТЭ не ходят по станциям и не проверяют все собственноручно? Они доверяют той информации, которую им предоставляют?

- Ответственность и гарантия безопасности на совести каждой отдельной страны и компаний, которым было доверено управление АЭС. Мы лишь призваны помочь. Каждая страна сама в ответе за безопасность своих станций. Это одно из наших основных правил.

- Это основано на доверии, да?

- На доверии, на советах и на том, что мы все вместе делаем выводы из таких уроков как Фукусима. И это очень эффективно.

- Вы сказали, что разработка безопасности – это проблема одной страны, а если происходит несчастный случай, то это становится проблемой всего мира?

- Да.

- Поэтому я и спрашиваю, насколько вы доверяете?

- Да, вы совершенно правы. Если у одной страны несчастье, то это несчастье для всех стран – когда дело касается атомной энергетики. И ответственность должна быть международной, нельзя оставлять страну наедине с бедой. Главная цель этого подхода в том, что международные организации выработали общий план. В списке организаций кроме МАГАТЭ – Всемирная организация здравоохранения, Организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства, и еще много других. И все объединились, чтобы составить этот план – что сделать, чтоб быть готовым к подобным инцидентам, как оперативно реагировать – и это лишь маленький пример. Там многое прописано. Межнациональное сотрудничество, международная поддержка просто необходимы, если случаются подобные трагедии.

- Планирует ли МАГАТЭ усилить контроль за строительством новых АЭС?

- Мы не контролируем, но мы можем дать совет. Более того, этим мы и занимаемся. На сегодняшний день появилось большое количество стран, которые готовы приобщиться к атомной энергетике. Мы отправляем к ним делегации, и стараемся убедить – прежде чем приступать, они должны разработать строгие нормативы, хорошо готовить персонал, а что касается выбора месторасположения – мы можем дать совет. Делясь с новичками своими знаниями, мы помогаем им использовать ядерную энергию безопасно, уверенно и целесообразно.

- Россия сотрудничает с МАГАТЭ, насколько это сотрудничество плодотворно?

- Естественно, Россия – это очень важный партнер МАГАТЭ. Без всякого сомнения, Россия обладает технологиями высокого уровня. У вас большое количество специалистов, прекрасно разбирающиеся в данной теме. Я многих знаю и со многими работаю. Более того, сотрудничество России с МАГАТЭ очень благополучное. В 2009 году мы отправляли миссию для проверки нормативной базы, и теперь мы приезжаем каждый год – смотрим, как работают станции. И одна из долговременных основ сотрудничества то, что Россия учредила международный банк топлива вместе с МАГАТЭ. Это первый в истории банк ядерного топлива, он уже функционирует.

- А какие есть еще совместные проекты?

- Таких много. Я приезжал в Национальный исследовательских ядерный университет МИФИ и общался со студентами, и мы планируем приглашать молодых специалистов работать в МАГАТЭ. Я обнаружил в вашем университете много одаренных и заинтересованных ребят.

- Что вы можете сказать о безопасности и защищенности российских атомных станций?

- Вы очень активны в отношении безопасности объектов атомной энергетики. И в первую очередь ужесточение мер безопасности было вашей идеей. Но надо всегда помнить, что когда речь заходит о вопросах безопасности – никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Атомная энергетика завтрашнего дня должны быть еще более безопасной, чем сегодня. Поэтому мы будем продолжать работать с Россией.

- Что вы думаете о станциях, которые Россия строит за рубежом?

- Я считаю, что это очень хорошо.

- Индия, Китай?

- Я считаю, что это очень хорошо. Россия обладает технологиями высокого уровня, и то, что вы делитесь своими достижениями – это преимущество. Но нельзя забывать, что есть и другие страны, которые развивают свои технологии. Так что в сфере атомной энергетики есть и конкуренция, и сотрудничество.

- Вы поддерживаете такой обмен?

- Я поддерживаю каждого, у кого есть высокие технологии и кто хочет развить их совместно с другими странами.

- Мы знаем, что производство ядерной энергии может быть одновременно смертельным оружием. Существуют ли препятствующие этому документы?

- Документы чего?

- Угроз.

- Международному режиму нераспространения?

- Да.

- Производство ядерного оружия, применение ядерных бомб – немного не мой профиль. Но сам я из Японии и был в свое время свидетелем трагедии Хиросима и Нагасаки. И я работал с последствиями этих страшных событий длительное время. Я верю, что страны выберут путь развития, не затрагивая применения ядерного оружия. Конечно, повлиять на чье-либо решение сложно. Но находясь в политической области, можно подойти к данному вопросу очень близко. Поэтому существуют мирные соглашения, которые просят, что не надо применять данную меру для достижения своих целей. Его подписания – это неотъемлемая часть для сотрудничества с нами. IAEA обладает огромным опытом и познаниями в этой сфере, наверное, это самая осведомленная из всех существующих структур. И я уверен, что знания IAEA помогут замотивировать большинство стран на мирные действия. Лично я работал, и буду работать на создание и реализацию производства ядерной энергии для благих целей. Прошлым ноябрем IAEA приглашала всех на форум, посвященный как раз этой теме. Тема была сложная, но сам форум был основан на предшествующем опыте. И я очень счастлив, что получилась конструктивная дискуссия в положительной атмосфере. И мы будем продолжать в том же духе.

- Хорошо. И в заключении – можете сказать, что самое главное, что сделать, что не повторяли трагедии как на «Фукусиме-1»?

- Безопасность прежде всего, нужны не слова, а действия! Каждая страна должна делать максимум возможного. А мы в МАГАТЭ будем им помогать изо всех сил.

- Собираетесь ли вы начать исследования в зоне отчуждения «Фукусимы-1», связанные с природой, животными и соленой водой?

- Да. Губернатор Фукусимы предложил начать исследования, изучать, сделать опыт «Фукусимы-1» доступным и Японии, и другим странам. Это план будет реализован в сотрудничестве с МАГАТЭ. У нас нет определили какими конкретно исследованиями мы там будем заниматься, но основной смысл – авария на «Фукусиме-1» ужасна, но мы должны смотреть в будущее. Урок, который нам пришлось выучить, должен принести пользу всему человечеству. Такой научный центр нужен не только Японии, но и людям за пределами страны. МАГАТЭ будет активно в этом помогать.

- Вы осуществляете великую работу. Определенно.

- У нас огромное количество перспектив. Нужно их только грамотно реализовать.

- Как вы думаете, какие меры, к примеру, со стороны TEPCO или правительства, помогут сократить распространение радиоактивных веществ?

- Например, АЭС сейчас закрыта специальным щитом. Это предотвращает попадание продуктов радиоактивности в атмосферу. Это очень эффективная мера.

- Я имела в виду на начальных стадиях, самые первые шаги. Какие меры будут наиболее эффективны?

- Должна быть комбинация шагов. Внешнее покрытие зданий необходимо. Следующий важный этап – остудить полностью реактор, ведь если будет продолжаться реакция, то и выброс радиации будет продолжаться. Поэтому постоянное охлаждение, охлаждение и еще раз охлаждение. Это первые вещи, которые мы должны сделать. Мы сдерживаем реактор, но для того, остудить расплав, нужно много времени. Ситуацию внутри контролируют роботы. Что касается воды, то применяется специальное оборудование, чтобы очистить ее от радиоактивных веществ.

- Есть специальные приспособления?

- Да, да. Они используют морскую воду. Из нее надо удалять соль, цезий и другие загрязняющие вещества. После этого еще раз используется с целью охлаждения реактора. Вода, которая охлаждает зону реактора идет по замкнутому контуру. Если бы не было этой системы цикличности, то количеству зараженной воды увеличивалось бы. Чтобы этого избежать в первую очередь было установлено специальное оборудование, которое дезактивирует радиоактивную воду. Время от времени образуются дыры, так называемые протечки, через которые загрязненная вода может попасть в подземные источники или в море. Главное, вовремя их заметить и устранить. 3000 человек ежедневно следят за данным процессом и контролируют возможные неполадки.

Источник: Российское атомное сообщество, 12 марта
Поделиться

Похожие новости:

 

Просмотров: 2117 | Добавил: Елена | Теги: СМИ, Амано, МАГАТЭ, АЭС, Фукусима | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]